Нет изображений

Еще раз о созависимости: сестрица Аленушка. Малейчук Г.И.

Созависимые отношения: жизнь без границ

Вы узнаете о том, что вы зависимый человек тогда, когда, умирая, обнаружите, что перед  вами промелькнет не ваша собственная, а чья-то чужая жизнь.

– Сестрица Алёнушка, мочи нет: напьюсь я из копытца!

– Не пей, братец, козлёночком станешь!

Не послушался Иванушка и напился из козьего копытца. Напился и стал козлёночком…

Русская народная сказка

Предварительные замечания

Термин «созависимость» сравнительно недавно вошел в психологические словари: в психологической и психотерапевтической литературе его стали использовать в конце 1970-х годов. Он появился как результат изучения социально-психологических последствий поведения алкоголиков, наркоманов, игроков и других зависимых для их ближайшего семейного окружения и сменил термины «ко-алкоголизм», «пара-алкоголизм».

Кого называют созависимыми людьми? Созависимой личностью в самом широком смысле принято считать человека, который патологически привязан к другому: супругу, ребенку, родителю. Включенность в жизнь другого, полная поглощенность его проблемами и делами, а также крайняя форма созависимости как потребность установить над ним полный контроль – самые типичные характеристики этих людей. Кроме выделенных качеств для созависимых людей также характерны:

  • низкая самооценка;
  • потребность в постоянном одобрении и поддержке со стороны других;
  • неопределенность психологических границ
  • ощущение своего бессилия что-либо изменить в деструктивных отношениях и др. 

В восприятии большинства людей слово «созависимость» нагружено негативными смыслами. Прежде всего, созависимость ассоциируется с утратой свободы, потерей собственного Я, разрушающими личность отношениями. Данный термин прочно вошел в обыденное сознание и широко используется при описании деструктивных отношений между зависимым и созависимым человеком или между двумя созависимыми людьми. Исследования созависимости являются междисциплинарной областью: различные ее аспекты изучают педагогика, социология, психология, медицина.

В данной статье мы сфокусируемся на описании феноменологии созависимой личности, опираясь на текст известной русской сказки «Сестрица Аленушка и братец Иванушка». Данная сказка представляет Аленушку как ролевую модель заботливой сестры, которая опекает брата после смерти родителей. В результате непослушания брат превращается в козленка, но Аленушка продолжает терпеливо заботиться о нем даже после создания собственной семьи. Злая ведьма пытается погубить Аленушку и разрушить ее семейную жизнь. Она топит Аленушку, занимает ее место около мужа и хочет уничтожить Иванушку. Однако Аленушку удается спасти, Иванушка превращается из козленка обратно в мальчика, а злая ведьма наказана.

События, описанные в сказке, и ее счастливый конец являются теми феноменами, которые будут проанализированы в данной статье в контексте созависимых отношений.

Формирование созависимого поведения в онтогенезе

Анализируя данную сказку, мы столкнулись со следующей трудностью: какие отношения считать «условно нормальными», а какие – патологически созависимыми? Ведь онтогенез представляет собой последовательный процесс развертывания различных структур Я посредством контакта с социальной средой, и те формы взаимодействия с окружением, которые на одних этапах являются адекватными, на других признаются неприемлемыми. Так, к примеру, симбиотические отношения между матерью и маленьким ребенком являются  не просто нормой, но и условием развития последнего.

Две метапотребности – быть включенным и быть автономным – являются важнейшими двигателями развития. Они находятся в описанных гештальт-психологами отношениях «фигура-фон». В различных отношениях с Другими мы выстраиваем баланс «давать – брать», благодаря чему между нами циркулирует информация, проявляется любовь, выражается признание, осуществляется поддержка. Ассимилируясь, опыт взаимодействия с Другими становится частью нашего Я, придает нам силу, уверенность, способность планировать и выстраивать свою жизнь. Быть с другими и быть собой – это две стороны одной медали, потому что быть собой в отсутствии других, реальных или интроецированных, невозможно.

В психоанализе идея базовых потребностей – быть собой и быть с Другими – была описана Отто Ранком. Он утверждал, что существуют два вида страха. Первый вид страха он назвал страхом перед жизнью. Его яркая характеристика – потребность в зависимости от Другого. Он проявляется в полном отказе от своего Я, от своей идентичности. Такой человек – это лишь тень того, кого он любит. Второй вид страха Ранк назвал страхом смерти. Это страх перед полным поглощением Другим, страх утраты независимости. Отто Ранк считал, что первый вид страха более типичен для женщин, а второй – для мужчин [Ранк].

Эти метапотребности и способы их удовлетворения обычно обусловлены достаточно ранними отношениями ребенка с материнской фигурой. Очевидно, что в ходе развития и общения с социальным окружением ребенок меняется сам и меняет способы удовлетворения разных потребностей, то есть его взрослое поведение не является «голографическим отражением» детского опыта. Именно поэтому аналоги детского поведения во взрослом возрасте нельзя считать законсервированными и неизменными – эти паттерны не раз подвергались различным воздействиям со стороны ментальной, эмоциональной и социальной сфер. Тем не менее, психотерапевту важно знать представления различных школ об основных стадиях развития объектных отношений и потенциальном влиянии раннего взаимодействия на мысли, чувства и поведение взрослого.

Очевидно, что на этапе младенчества созависимость, или, точнее, слияние матери и ребенка – это условие выживания последнего. Именно поэтому Д. Винникотт говорил, что «нет такой вещи, как ребенок». Маленький ребенок не существует сам по себе, он всегда находится рядом с взрослым – матерью или ее заместителем. Д. Винникот также постулировал идею, что в процессе развития ребенок проходит путь от состояния абсолютной зависимости к состоянию относительной зависимости. Чтобы ребенок смог пройти этот путь, рядом с ним должна находиться «достаточно хорошая мать»: не идеальная или гиперопекающая, а заботящаяся о гармоничном удовлетворении его потребностей.

Таким образом, при условиях нормально протекающего развития взрослый человек должен обладать способностью к самостоятельному существованию. Причиной созависимости является незавершенность одной из наиболее важных стадий развития в раннем детстве – стадии установления психологической автономии, необходимой для развития собственного «Я», отдельного от родителей. 

В исследованиях М. Малер было установлено, что у людей, которые в возрасте около двух-трех лет успешно завершают эту стадию, существует целостное внутреннее ощущение своей уникальности, четкое представление о своем «Я» и о том, кто они такие. Ощущение своего Я позволяет заявлять о себе, полагаться на свою внутреннюю силу, брать ответственность за свое поведение, а не ожидать, что кто-то будет управлять тобой, Это своеобразное второе рождение – психологическое, рождение собственного Я. Такие люди способны быть в близких отношениях, не теряя при этом себя. М. Малер считала, что для успешного развития психологической автономии ребенка необходимо, чтобы оба его родителя сами обладали психологической автономией (М.Малер).

Из сказки нам известно, что родители Аленушки и Иванушки умерли, оставив ребенка на попечение старшей сестры. Аленушка находится в том возрасте, когда можно выйти замуж: предположительно ей около 16 лет. Иванушка, как следует из сказки – ребенок, который не слушает сестру, не способен долго удерживать в памяти запреты и долженствования, то есть ребенок, у которого не сформировано Супер-Эго. Вероятнее всего, Иванушке от 3 до 5 лет.

Смерть родителей – это утрата не просто привычного окружения, это потеря первых объектов любви и привязанности. Переживания, связные с подобной утратой, могут дезорганизовать жизнь как ребенка, так и взрослого человека. Однако если поведение продолжает оставаться неизменным на протяжении длительного периода времени, можно выдвинуть два предположения. Первое – что смерть родителя явилась сильной травмой, с которой человек не смог справится. Второе – что он был таким же до утраты.

Именно второе предположение легло в основу нашего анализа поведения Аленушки. На наш взгляд, ее жертвенность, безропотное подчинение, неспособность бороться за себя, отсутствие собственных желаний и жизнь лишь в качестве функции позволяет описать ее как созависимую личность.