Нет изображений

Три женских комплекса: идентичность против сексуальности

Женская доля

Природа, культура и общество одарили женщину обязанностью быть красивой. Это одна из составляющей женской идентичности. В свою очередь, главной составляющей женской красоты — и с точки зрения природы, и с точки зрения культуры, и с точки зрения общества — является ее сексуальная привлекательность. Это качество может быть оценено объективно по соответствующей поведенческой реакции мужчин. Поэтому любое внешнее проявление сексуального влечения мужчин — от легкого интереса до явного сексуального возбуждения — является показателем успешного исполнения вышеуказанного долга перед природой, культурой и обществом.

 

С этой точки зрения, сексуальный успех среди мужчин можно понимать как показатель достижения женской идентичности, то есть как некую гендерную функцию, которую женщина должна выполнить, чтобы успешно идентифицировать себя с образом женщины. Если этого не происходит, и женщина не видит признаков того, что она является сексуально привлекательной, то она не чувствует себя настоящей женщиной.

Однако выполнение какого-либо действия вследствие обязанности или долга еще не означает, что это действие выполняется по внутренней необходимости, то есть по желанию. Подтверждение своей женской идентичности тоже не исключение: женщина может демонстрировать свою сексуальную привлекательность, но при этом вовсе не иметь сексуальных побуждений. В таких ситуациях можно говорить о комплексе, включающем в себя противоречие между сильно выраженной потребностью в подтверждении женской идентичности и слабо выраженными сексуальными побуждениями.

Ниже будут описаны три таких женских комплекса, проявления которых можно наблюдать в обыденной жизни. Эти комплексы названы в честь известных персонажей, у которых вышеуказанные противоречия были обострены до такой степени, что даже явились причинами убийств, — конечно же, убийств мужчин.

Комплекс Сирены

Как известно, сирены — это полуптицы-полуженщины, живущие на скалистых островах и заманивающие своим дивным голосом моряков, а затем убивающие и пожирающие их. Попробуем отвлечься от мифологического содержания и увидеть в этом сюжете метафору гендерных отношений, в которых проявляется комплекс противоречий между женской идентичностью и сексуальной потребностью. Голос сирен как нечто притягивающее моряков может символизировать сексуальную привлекательность. Странный, не совсем женский облик сирен означает ощущение женской неполноценности, а значит существующую потребность в доказательстве своей женской идентичности. Одновременно с этим птичья часть тела сирены является символом невозможности сексуального контакта с мужчиной в силу разнообразных причин: сексуальной незрелости, связанности брачными узами с другим мужчиной, гомосексуальной ориентации или, наконец, просто отсутствием в данный момент сексуального желания. Отсюда — мотив убийства с последующим поеданием своей жертвы, означающий агрессивную реакцию женщины по отношению к мужчине, который был необходим лишь для подтверждения ее женской привлекательности, а затем после успешного выполнения им своей функции стал мешающим и, возможно, вызывающим еще большую неполноценность объектом.

Таким образом, в образе сирены мы можем увидеть символ комплекса противоречий между внутренней потребностью подтвердить свою женскую идентичность, проявляющуюся в сексуальном привлечении мужчин, и нежеланием вступать с ними в сексуальные отношения. Конечно, в обыденной жизни результаты этого комплекса не так драматичны, как в мифе, и агрессия по отношению к мужчине может проявляться в высокомерном игнорировании, иронии, оскорблениях или физических действиях, которые следуют за естественной реакцией мужчины на разнообразные способы демонстрации женщиной своей сексуальной привлекательности. Такое противоречивое поведение женщины может успешно рационализироваться (объясняться): "Все мужчины одинаковые — им надо только одно”, "Ненавижу мужчин, которые видят во мне только сексуальный объект” и т.д.

Комплеск Клеопатры

Эта царица также известна своими драматическими отношениями с мужским полом. В частности, Клеопатре приписывают следующую "причуду”: поскольку Клеопатра была весьма красивой женщиной, то очень многие мужчины мечтали о том, чтобы провести с ней ночь любви; Клеопатра милостиво соглашалась на это, но лишь при условии, что после проведенной с ней ночи мужчина будет казнен. И то, что желающие находились, вероятно, свидетельствовало о том, что было ради чего идти на смерть…

Трудно сказать, что мотивировало Клеопатру на эти эксперименты. Можно было бы предположить много различных версий. Однако рассмотрим этот сюжет как метафору некоторых ситуаций, происходящих в современных гендерных отношениях. Представим женщину, что испытывает чувство неполноценности по поводу своей женской идентичности, и ей необходима ситуация, доказывающая, что она настоящая женщина. Для этого она выбирает подходящего мужчину, который сможет это доказать. Однако в отличие от женщины-Сирены женщине-Клеопатре необходимо не просто внимание мужчины, а более весомые доказательства ее женственности, например, ощущение оргазма, испытываемое во время полового акта.

Здесь можно предположить два варианта развития комплекса Клеопатры. В первом случае женщина не достигает того, чего хотела, и тогда она испытывает сильное негодование на мужчину и даже желание его уничтожить. Символическим уничтожением мужчины, как мы уже знаем, является расставание с ним, его унижение, а также разного рода действия, направленные против него. Во втором случае женщина получает все необходимые доказательства, и тогда мужчина просто теряет для нее всякую ценность. Более того, он даже начинает мешать: возможно, вызывает чувство стыда, или сильной привязанности, или просто слишком много знает… Таким образом, и в этом случае у женщины появляется желание тем или иным способом избавиться от мужчины. Последний вариант женщины-Клеопатры напоминает инстинктивное поведение самки-паучихи, которая съедает самца после того, как он ее оплодотворяет.

Комплекс Юдифи

Известный персонаж одной из библейских историй, царица Юдифь, победила своих врагов, используя собственную сексуальную привлекательность. Она пришла в стан ассирийцев, осаждавших город, и на организованном в ее честь пиру активно соблазняла главного вождя ассирийского войска Олоферна. Последний, ничего не подозревая, очень сильно напился и заснул прямо на ложе, предназначенном для любви, после чего Юдифь отрубила ему голову и таким образом спасла свой народ от рабства.

Такова вкратце библейская версия событий, описанная в Книге Юдифи. Однако некоторые детали этой истории позволили А.Таммсааре (эстонскому писателю и драматургу) привнести в этот сюжет некоторые мотивы, не обозначенные в первоисточнике явно, но, тем не менее, имеющие право на существование и интересные нам в контексте темы о женской идентичности. Исходя из того, что Юдифь была бездетной вдовой, которая уже давно не имела контакт с мужчиной, а Олоферн был, несомненно, сексуально привлекательным мужчиной, Таммсааре предполагает, что главным мотивом Юдифи в убийстве Олоферна было то, что он, заснув, показал свое пренебрежение ею как сексуальным объектом. Таким образом, убийство Олоферна было не целью Юдифи, а местью за учиненное им досадное препятствие на пути к достижению другой цели — сексуальной связи с ним и зачатию ребенка.

Если рассматривать версию Таммсааре как метафору гендерных отношений, то зачатие ребенка, к которому стремится Юдифь и которое должно явиться результатом сексуальной заинтересованности Олоферна, символизирует долгожданное появление ощущения своей женской идентичности (сущности). Сон Олоферна символизирует отсутствие в поведении мужчины любых признаков его сексуальной заинтересованности, препятствующее достижению вышеупомянутого ощущения. Убийство Олоферна есть символическая смерть мужчины в глазах отвергнутой женщины, которая может "убить” его самыми разнообразными вербальными и невербальными способами.

Таким образом, отвлекаясь от деталей различных версий, назовем именем Юдифь комплекс противоречивых чувств, возникающих у женщины в ответ на фрустрацию, связанную с отказом мужчины проявлять свою сексуальный интерес по отношению к ней. Главным компонентом этого комплекса является чувство неполноценности, связанное с отсутствием подтверждения мужчиной ее сексуальной привлекательности (то есть женской идентичности). Следствием этого становится агрессивная реакция на мужчину, которая полностью вытесняет возможную симпатию к мужчине, явившуюся причиной привлечения к себе внимания этого мужчины.

Говоря о комплексе Юдифи, надо отметить, что здесь не идет речь об отказе мужчины исключительно от полового акта: женщина может агрессивно реагировать на отсутствие любого (пусть даже формального) внимания со стороны мужчины, которое проявляется, например, в том, что женщину не поздравили с Международным женским днем, что не встали в ее присутствии, что не сделали ей комплимент, что не обратили внимание на ее прическу, новое украшение, короткую юбку и т.д. И расплатой за это невнимание, конечно, является символическая смерть данного мужчины: "Это не настоящий мужчина”, "Сегодня настоящих мужиков не найти” и т.д.

(Позволю себе по этому случаю цитату из Русского радио: "Поматросил и бросил — это обидно, а не поматросил и бросил — это оскорбительно”.)

Резюме

Все описанные выше комплексы объединены одной общей чертой. Женщина использует мужчину как средство для подтверждения своей женской идентичности. Как уже говорилось, парадокс (абсурд) этих ситуаций состоит в том, что женщины здесь не удовлетворяют свои сексуальные потребности. Их не интересует мужчина как объект сексуального вожделения, но лишь как инструмент или просто индикатор, показывающий степень их женственности.

Я исхожу из предположения, что женщина не будет уничтожать мужчину, который интересует ее как сексуальный объект. Даже если он по каким-то причинам ей отказывает, она может расстроиться, загрустить, наконец, очень сильно обидеться на него, но если она начинает действовать деструктивно по отношению к нему, значит она обременена не только (и не столько) сексуальными чувствами, но и другими — чувствами, возникшими как реакция на фрустрацию ее социальных потребностей. Сексуальные ощущения, которых обычно ждет женщина от мужчины, в описанных выше комплексах, не просто уходят на второй план, их может не быть вообще, а иногда они просто мешают. Здесь главным является социальный (гендерный) аспект, а сексуальный аспект — превращается лишь в формальное средство. Это пустая эротика, лишенная физиологического содержания.

Все было бы ничего, если бы при этом не гибли мужики!

Особенно "опасны” сочетания описанных выше комплексов. В этих случаях практически независимо от того, справился мужчина с возложенными на него "социальными обязательствами” или нет, он тем или иным символическим способом уничтожается: либо как объект, отработавший свою функцию (Сирена, Клеопатра), либо как несостоятельный объект (Юдифь).


Семейная психология и семейная терапия. 2006. № 2. С. 109-113.

http://trunoff.hotmail.ru/archiv/p043.htm