Еще раз о созависимости: сестрица Аленушка. Малейчук Г.И. - Страница 4

 

Страх предательства

Одним из сложных и маловыносимых переживаний для созависимой личности является отвержение и страх остаться в одиночестве. Строя отношения проективным способом, не имея ясных границ и ощущения себя как отдельной личности, смутно представляя желания и потребности своего Я, созависимый утрачивает энергию и желание перестраивать отношения в тот момент, когда сталкивается с необходимостью отказаться от Другого. Созависимый сам факт отречения воспринимает как предательство. Ему проще предать себя, забыть о своих планах и мечтах, подавить свои желания, чем реально выстроить границы с партнером.

Отсутствие границ – это невозможность отделить свои переживания от переживаний другого. Причинение боли партнеру приводит к ощущению этой боли как своей собственной. Недифференцированность, отсутствие разницы между «Я» и «не-Я» удерживает созависимого от решительного шага. Поэтому без профессиональной помощи созависимый в очередной раз предает себя, прощая партнера и продолжая жить, как и раньше. Кроме того, неспособность отказаться от другого поддерживается (опять же проективно) идеей неспособности того «выжить» без созависимого. Значимые для созависимого социальные интроекты, «сковывающие» спасателей по рукам и ногам: «нельзя бросать слабого», «без меня он пропадет», «я навсегда в ответе за своего партнера» прочно «впаяны» в его образ Я. Эти же интроекты поддерживают инвалидность спасаемых субъектов, которые продолжают свою жизнь рядом со спасателем. В итоге, высокая «миссия спасателя» дает превосходство и моральное оправдание «стойко переносить все тяготы и лишения совместной жизни». Периодические ощущения жертвенности своего поведения компенсируются моральным превосходством из позиции спасателя или поддержкой спасателей из внешнего окружения.

Разрешение кризиса в отношениях, описанное в сказке, типично для функционирования семейной системы с созависимостью. Как только социум узнает о том, что Аленушка собирается оставить Иванушку, он начинает «спасать» Иванушку, реанимируя прежнюю добрую, принимающую и всепрощающую Аленушку.

«Собрали народ, пошли на реку, закинули сети шелковые и вытащили Алёнушку на берег. Сняли камень с шеи, окунули её в ключевую воду, одели ее в нарядное платье. Алёнушка ожила и стала краше, чем была».

Действительно, без профессиональной помощи и поддержки созависимый быстро возвращается к привычным паттернам поведения. Социальное окружение, на словах поддерживая выход созависимой личности из разрушающих ее отношений, в реальности зачастую старается вернуть систему к прежнему гомеостазу, так как изменение этих отношений приведет к необходимости изменения взаимодействия во всем социальном окружении партнеров.

Созависимая личность испытывает и внутренние сложности, связанные с дифференциацией от партнера, и внешние затруднения, обусловленные явным или скрытым давлением социума. Созависимому невыносима встреча с агрессией – как со своей, так и со стороны Другого. В силу этого без внешней поддержки неизбежно возвращение к прежней ситуации.

Так, Аленушка превратилась в тирана – ведьму и стала преследовать Иванушку – жертву. Однако добрые спасатели извне быстро вернули систему к прежнему status quo – извлекли полную вины и стыда субличность «добрая сестрица Аленушка» и попробовали избавиться от ведьмы. Огромное сожаление вызывает тот факт, что в сказке «ведьму привязали к лошадиному хвосту, и пустили в чистое поле». Попытка убийство ведьмы – это метафора подавления агрессии. Аленушке не удалость вырваться из (порочного? Или какого другого?) круга созависимых отношений.

Ода агрессии

В обыденном сознании агрессия рассматривается как один из серьезнейших социальных пороков. Агрессия – «мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам сосуществования людей, наносящее вред объектам нападения, приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт» (википедия). Однако отметим, что в этимологии слова «агрессия» существуют разночтения. В первом варианте выдвигается гипотеза о происхождении слова «агрессия» от латинского «aggressio» – нападение. Сторонники второго считают, что слово aggredi (агрессивный) образовано от adgradi, которое в буквальном смысле означает ad – на, gradus – шаг. Согласно данной версии, агрессия связана с движением в направлении какого-то объекта, своеобразным наступлением. Таким образом, в первоначальной версии быть агрессивным означало «двигаться в направлении цели без промедления, без страха и сомнения».

Очевидно, что необходимо различать конструктивную и деструктивную агрессию. Например, А. Лэнгле выделяет в агрессии две функции – психодинамическую, защитную, охраняющую витальность, и экзистенциальную составляющую. Возможность справляться с жизненными задачами неразрывно связана с состоянием витальности. Если у человека недостаточно энергии и сил, он зачастую не справляется с этими задачами и реагирует единственным доступным способом – агрессией.

Эти типы агрессии ярко продемонстрированы на примере Аленушки. Пока она справляется с напряжением и проблемами, пока у нее хватает сил, она терпеливо заботится о брате. Но когда ее потребности хронически фрустрированы, она истощается, перестает быть «хорошей сестрой» и начинает использовать агрессию как способ восстановить свои границы. Потребность быть собой, быть автором своего жизненного замысла, иметь защищенные отношения со значимыми людьми часто является непозволительной роскошью для созависимой личности. Тогда агрессия становится единственной возможностью восстановить целостность собственного Я в контексте логики собственной жизни, а не только как механизма выполнения определенных функций для (или вместо) другого. Именно поэтому при психотерапии созависимой личности важнейшая роль принадлежит восстановлению способности к здоровой, конструктивной агрессивности.

Из сказки видно, что Аленушка как созависимая личность использует такую защиту, как расщепление. Аленушка в расщеплении представляет собой двух разных людей. Одна часть Аленушки – добрая, любящая, принимающая сестра, хорошая жена, и, что очень важно – почти труп, лежащий на дне и способный только говорить о том, что он ничего не может сделать. Другая ее часть – живая, энергичная, активная ведьма, которая знает, чего она хочет и соответственно, чего не хочет. Эти два человека в Аленушке – метафора двух стихий. Одна – Аленушка как вода (в которой она находится с камнем, песом на груди и спутанными травой ногами), готовая принять любую форму и не имеющая своего Я. Другая – Аленушка как огонь, в котором она готова сварить Иванушку. Сложность каждой созависимой личности заключается в том, что невозможно быть и поддерживающим и агрессивным одновременно. «Переключения» из хорошей сестры в злую ведьму и обратно – свидетельство несынтегрированной  идентичности. Принятие своей «злой» части и поиск адекватного способа распоряжения агрессией – единственный путь к целостности для созависимой личности.

Терапия созависимой личности

Терапия созависимых – терапия взросления. Истоки созависимости, как мы отмечали ранее, лежат в раннем детстве. Терапевту необходимо помнить, что он работает с клиентом, который  по своему психологическому возрасту соответствует ребенку 2-3 летнего возраста. Следовательно, и задачи терапии будут определяться задачами развития, характерными для этого возрастного периода. Терапию с клиентами типа Аленушка можно рассматривать как проект по «взращиванию» клиента, которую метафорически можно представить как отношения мать-ребенок. Данная идея не является новой. Еще Д. Винникотт писал, что в «терапии мы пытаемся имитировать естественный процесс, который характеризует поведение конкретной матери и ее ребенка. … именно пара «мать – младенец» может научить нас основным принципам работы в обращении с детьми, у которых раннее общение с матерью было «недостаточно хорошим» или оказалось прерванным». (Винникотт Д.В.)

Основная цель терапии с клиентами типа Аленушка – создание условий для «психологического рождения и развития собственного «Я», что является основой для его психологической автономии. Для этого необходимо решить ряд задач в психотерапии: восстановление границ, обретение чувствительности, прежде всего к агрессии, контакт со своими потребностями, желаниями, научение новым моделям несозависимого поведения.

Сложности в психотерапии созависимых обычно начинаются уже с момента обращения к психотерапевту. Чаще всего созависимый клиент приходит «жаловаться» на своего зависимого партнера. Задачей психотерапевта на этом этапе терапии является «переключение» фокуса внимания с партнера на клиента. Необходимо объяснить клиенту, что в проблемах, причиной которых, по его мнению, является зависимый партнер, есть также его вклады и психотерапия будет осуществляться именно с ним, а не с зависимым. На этом этапе терапии возможно сопротивление клиента, связанное с непризнанием своего авторства в заявленных на терапию проблемах. Следовательно, на этом этапе большое внимание в терапии необходимо уделять психологическому просвещению клиента в области созависимых отношений.

Еще один феномен, с которым придется столкнуться терапевту на начальном этапе терапии – это роль Спасателя, с которой идентифицирует себя клиент. В образе клиента содержится достаточно сильный интроект о своей миссии Спасателя, результатом чего является фантазии проективного характера о неспособности партнера выжить без него. В силу этого образ Я созависимого расщеплен на ряд полярностей – Спасатель и Спасаемый, Добрый и Злой, Хороший и Плохой и т.п.. Полярность Спасатель (Добрый, Хороший) принимается созависимым и с ней он легко идентифицируется. В то же время полярность Спасаемый (Злой, Плохой) отвергается и в итоге проецируется на зависимого.

В анализируемой сказке Аленушка идентифицирует себя со Спасателем, а все отвергаемые части ее Я представлены в образе Ведьмы. Задачей терапии является интеграция расщепленного образа Я, для чего необходимо вести работу по осознаванию своих отвергаемых частей и их принятию. В работе с такого рода клиентами первым шагом является признание бессилия Спасателя. Перестав спасать Другого, созависимый перестает тем самым «инвалидизировать» его. Признание собственного бессилия для спасения Другого ведет к осознаванию, что спасать нужно себя. Успешным завершением данного этапа является создание рабочего альянса терапевта и клиента с готовностью последнего работать в психотерапии над восстановлением своего Я, своих отношений и своей жизни в целом.

Сложность, с которой столкнется терапевт в данной работе – сильное сопротивление клиента, причиной которого является страх. Это страх отвержения и в итоге одиночества из-за предъявления близкому человеку непринимаемых частей своего Я, и в первую очередь, своей агрессии. Истоки страха находятся глубоко в детстве и коренятся в отсутствии принятия клиента родительскими фигурами. Это травматический опыт отвержения клиента в раннем детстве в ответ на попытки заявить о себе – своих желания, потребностях, чувствах. Неспособность родителей принимать ребенка в разносторонних проявлениях, не всегда ими одобряемых, их неспособность выдерживать агрессию, неизбежно сопровождающую любые стремления развития автономности, приводят к пресечению этих попыток, что в итоге ведет к невозможности психологического рождения ребенка.

Созависимость клиента, как уже отмечалось, имеет истоки в раннем детстве и является результатом эмоциональных проблем его родителей, неспособных принимать в себе «плохие» аспекты своего Я – мысли, чувства, желания, и идентифицирующихся с образом идеальных, святых родителей. В итоге, эти непринимаемые свойства проецируются на ребенка. Джон Боулби в своей книге «Создание и разрушение эмоциональных связей» дает точное описание этим процессам. Он пишет «… для взаимоотношения нет ничего более вредоносного, чем когда одна сторона приписывает собственные неудачи другой, делая ее козлом отпущения (курсив авторский). К сожалению, младенцы и маленькие дети являются великолепными козлами отпущения, так как они столь открыто проявляют все те грехи, которые наследует их плоть: они эгоистичны, ревнивы, чрезмерно сексуальны, неряшливы и склонны к вспыльчивости, упрямству и жадности. Родитель, который несет на себе груз вины того или иного из этих недостатков, склонен становиться необоснованно нетерпим к подобным проявлениям у своего ребенка» (Боулби, с. 31-32). Схожей точки зрения придерживается Гюнтер Аммон, считая, что «…структурному повреждению Я ребенка сопутствует неосознаваемая родителями зашита от его потребностей, проявляющаяся в форме ригидных запретов, страха сексуальности. Родители, которые в силу собственного неосознаваемого страха перед инстинктами не способны понять потребности ребенка и поддержать их, когда они начинают осознаваться ребенком и дифференцироваться – это те самые родители, которые не в состоянии адекватно выполнять функцию внешнего вспомогательного Я по отношению к ребенку». ( Амон)

Использование метафоры «родитель-ребенок» в психотерапии созависимых клиентов позволяет определить стратегию работы с ними. Психотерапевту следует быть безоценочным и принимающим разнообразные проявления Я клиента. Это предъявляет особые требования к осознанию и принятию терапевтом своих отвергаемых аспектов Я, его умению выдерживать проявления различных чувств, эмоций и состояний клиента, прежде всего, его агрессии. Проработка деструктивной агрессии делает возможным выход из патогенного симбиоза и отграничение собственной идентичности (Аммон)

Следующая цитата Джона Боулби, на наш взгляд, красноречиво и точно отражает стратегию работы с созависимым клиентом: «Ничто не помогает ребенку в большей степени, чем способность выражать враждебные и ревностные чувства откровенно, прямо и спонтанно, и я полагаю, что нет более значимой задачи родителя, чем быть способным принять такие выражения дерзости ребенка, как «я ненавижу тебя, мамочка», или «папочка, ты – скотина». Выдерживая эти взрывы гнева, мы показываем нашим детям, что мы не боимся их ненависти и уверены, что она может контролироваться; кроме того, мы обеспечиваем ребенка атмосферой терпимости, в которой может расти его самоконтроль» (Боулби). Заменив слова «ребенок и родитель» на «клиент и терапевт», мы получаем модель терапевтических отношений в работе с созависимыми клиентами.

Терапевтический контакт на первом этапе работы будет характеризоваться позитивными переносными реакциями клиента – восхищением, готовностью слушать и выполнять предписания терапевта… Эти реакции являются производным от «хорошей» части Я клиента, детерминированные страхом отвержения и желанием заслужить любовь терапевта-родителя. Контрпереносные реакции будут чаще всего противоречивы – желание заботится о клиенте, сочувствовать, поддерживать его и ощущение фальши в реакциях клиента, пытающегося быть «хорошим».

Терапевту придется приложить много усилий в создании доверительных отношений, прежде чем он позволит себе фрустрировать клиента. Появление в контакте на следующем этапе работы контрзависимых тенденций с агрессивными реакциями в сторону терапевта – негативизма, агрессии, обесценивания – необходимо всячески приветствовать. У клиента появляется реальная возможность получить в терапии опыт проявления своей «плохой» части и при этом не получая отвержения и обесценивания. Такой новый опыт переживания принятия себя значимым Другим, станет основой принятия самого себя, что послужит условием для построения здоровых отношений с ясными границами. Терапевту же на этом этапе терапии необходимо запастись вместительным «контейнером» для складирования негативных чувств клиента.

Отдельная важная часть терапевтической работы должна быть посвящена обретению клиентом чувствительности к своему Я и его интеграции. Для созависимых клиентов, как уже говорилось, будет свойственна избирательная алекситимия – неосознавание и непринятие отвергаемых аспектов своего Я – чувств, желаний, мыслей. Вследствие этого у созависимого, по определению Амона, существует «структурный нарциссический дефект», проявляющегося в существовании «дефекта границ Я» или «дыр Я». Симптомы созависимого поведения, согласно Амону, можно рассматривать как попытку восполнить и компенсировать нарциссический дефицит, возникший при формировании границ Я, и таким образом сохранить интеграцию личности. Я. Задачей терапии на этом этапе работы будет осознавание и принятие отвергаемых аспектов Я, что будет способствовать «залатыванию дыр» в Я созависимого клиента. Открытие позитивного потенциала негативных чувств – бесценные инсайты клиента в этой работе, а их принятие – условие интеграции его образа Я, и его идентичности.

Критерием успешной терапевтической работы является возникновение у созависимого клиента собственных желаний, открытие в себе новых чувств, переживание новых качеств своего Я, на которые он сможет опираться, а также способность оставаться в одиночестве.

Важным моментом в терапии созависимых является ориентация в работе не на симптомы созависимого поведения, а на развитие его идентичности. Важно помнить, что Другой выполняет структурообразующую функцию, придающую созависимому ощущение целостности его Я и в целом – смысла жизни. Франц Александер говорил об «эмоциональной бреши», остающейся в больном после устранения симптома. Он подчеркивал также опасность психотической дезинтеграции, которая может следовать после этого. Эта «эмоциональная брешь» как раз и обозначает «дыру в Я», структурный дефицит в границе Я пациента, поэтому целью терапии должно быть содействие пациенту в формировании функционально эффективной границы Я, которая, в конце концов, делает ненужным созависимое поведение, заменяющее или защищающее такую границу Я.

Психотерапия созависимого клиента – долгосрочный проект. Существует мнение, что ее длительность исчисляется из расчета один месяц терапии за каждый прожитый год клиента. Почему эта терапия длится так долго? Ответ очевиден – это терапия не конкретной проблемы человека, а его образа себя, Других и Мира. Успешная терапия приводит к качественному изменению всех вышеназванных компонентов мировоззрения. Мир для исцелившегося клиента становится другим.

В жизни созависимых отсутствует опыт реальных отношений с людьми: доверительных, с принятием, с ясными границами. Созависимые личности строят свои отношения не с реальным человеком, а со своей идеальной проекцией этого человека. Не удивительно, что Встречи двух людей не происходит. Тот человек, с которым они имеют отношения, обычно оказывается совсем не таким, каким его рисует созависимый. Тогда неизбежно негодование и  попытки изменить его под свой образ. Партнер созависимого испытывает смешанные и противоречивые чувства – от ощущения собственной грандиозности до дикой ярости. Похожие чувства испытывает в контакте с созависимым и терапевт. Иногда он ощущает себя всемогущим, иногда у него возникает бессилие, и, как следствие – приступы злости в адрес клиента.

Терапия в связи с вышесказанным – это терапия отношений, терапия на границе контакта терапевта и клиента, терапия, в которой возможна Встреча. Это встреча клиента с реальным Другим – человеком, терапевтом, а не с его идеальным проективным образом. И, что важно, это Встреча со своим новым Я и  новым Миром.

Прогноз

Сказка, несмотря на кажущееся благополучное завершение, на самом деле иллюстрирует неудачный исход развития событий: исцеление от созависимости не произошло. Аленушка не получила поддержки своей агрессивной части, так как, к сожалению, рядом не было принимающего и поддерживающего человека. Ее муж, купец, не может быть таковым, поскольку сам, вероятнее всего, является созависимым, о чем свидетельствуют ранее описанные нами его поступки. Еще одним подтверждением данной гипотезы может быть аксиома о том, что пары образуют партнеры, схожие по уровню структурной организации личности.

Так, согласно сказке, после спасения Аленушки «козлёночек от радости три раза перекинулся через голову и обернулся мальчиком Иванушкой». Но это – хорошее завершение сказки. В несказочной реальности – это всего лишь завершение очередного цикла созависимых отношений, после чего система опять вернется к началу. Ведь Иванушка не повзрослел – он снова обернулся мальчиком. Мальчиком, который лишь очень недолго может выносить напряжение, неспособным принимать ответственность за свою жизнь, добиваться отсроченных целей… Его психологический возраст не меняется, и когда он в очередной раз превратится в козла, Аленушке опять понадобятся выдержка, терпение, а также навык подавления агрессии. Ведь Иванушка лишь очень короткий период способен быть хорошим мальчиком, и через некоторое время на его пути встретится очередное копытце. Аленушка же, хотя по факту и является взрослым человеком, психологически представляет ребенка примерно одного возраста с Иванушкой: это дети 2-3 лет. Очевидно, что интеграция Я Аленушки в такой ситуации невозможна.

Если же рассматривать другой исход – Иванушка чудесным образом исцелится и уйдет от Аленушки, то они с мужем столкнутся утратой смысла своего существования. Они неизбежно встретятся с явной или скрытой депрессией, психосоматизацией и попытаются организовать свою жизнь привычным созависимым способом. В сложившейся ситуации сдерживаемая энергия созависимых отношений в отсутствии «козла отпущения» – зависимого Иванушки, неизбежно будет разрушать партнеров. Системообразующий фактор симптома в такой семье заключается в возможности опять превратиться в пару «спасатель – жертва». Наиболее вероятным исходом в такой ситуации будет либо тяжелая хроническая болезнь одного из партнеров, либо алкоголизация или другая форма зависимости.

Поэтому важно не убить, а реанимировать внутреннюю ведьму, которая в сказке является метафорой многогранного внутреннего мира. Реальный человек, в отличие от святого, понимает, кто он, чего хочет добиться, с чем должен смириться, и делает свои выборы, опираясь на разные ресурсы своего Я, которые бесполезно делить на «хорошие» и «плохие».

 

http://www.b17.ru/article/10037/