Некоторые рассуждения на тему факторов развития ОСР и ПТСР

На основании собственного опыта общения и психотерапевтической работы с лицами, участвовавшими в боевых действиях, был составлен список факторов, которые, по-моему мнению, являются провокаторами острой стрессовой реакции и могут стать предпосылками для развития посттравматического стрессового расстройства. Их перечень не структурирован ни по логическим блокам, ни по значимости. Возможно, этому будет посвящена следующая статья. Я думаю, что их набор и степень проявления у каждого конкретного комбатанта будет составлять свою индивидуальную комбинацию. 

 

По-моему мнению, стоит обратить внимание на степень влияния на человека такого аспекта войны как её естественности. Да, в настоящем гуманистическом обществе война – это язва, болезнь и патология развития. Однако люди жили в состоянии опасности для жизни, в том числе в состоянии войны, веками. Если рассматривать человеческий вид в филогенезе, то жить в мире, где есть война для человека привычнее, чем жить в гуманистическом обществе, с его ценностью жизни и изолированном существованием в отдельных квартирах. 

С другой стороны, такие новые идеалы современного общества создают новые причины для стрессов и крушения личностных гуманистических ценностей. Только этих двух противоположно направленных векторов достаточно отдельному человеку для ощущения себя «не окей». То есть, одна часть личности легко входит в режим боевого процесса, потому что предки веками воевали и убивали, а другая её часть – находится в состоянии шока и не может уложить в память картины убийств, страданий и страха.

Второй момент, который я считаю одним из самых важных в процессе формирования ПТСР – это возникновение симбиотической связи между бойцами подразделения, рождение боевого братства, близость и контакт, которые при переходе в мирную жизнь сменяются одиночеством и невозможностью разделить свои нужды и переживания с близкими. 

Во-первых, близкие – становятся (или осознаются) не такими уж и близкими. Во-вторых, комбатант получил опыт настоящего человеческого контакта, то, к чему он всегда стремился бессознательно, но не осознавал и не мог назвать. В мирной жизни человек может хотеть таких контактов, но из-за специфики развития и проявления защитных реакций не иметь возможности получить желаемое. На войне защиты «падают» у многих, опасность сближает, изменяет фокус восприятия, и, как результат, есть возможность для душевного соприкосновения. Этого опыта в мирной жизни комбатанта может не быть как до участия в боевых действиях, так и после. Психотерапия как способ обретения себя и других, большинству людей не знакома.

Таким образом, не смотря на ужас пережитого, комбатант с течением времени может вспоминать военное время как лучший период своей жизни. А через некоторое время после перехода в режим мирной жизни испытывать страдание, чувства одиночества и бессмысленности жизни. Ситуация может усугубиться еще больше, если зависимость бойцов друг от друга в подразделении была высока и сформировались конфлюэнтные отношения.


Итак, факторы, которые по моему мнению значительно влияют на развитие ОСР и ПТСР:

1. Возвращение к аутентичности, к древней жизни человека-мужчины – воевать, защищать, нападать, бороться, охотиться, проявлять героизм в битвах. Это более природно для человека, чем сидеть в офисе и работать почасовку. 

2. Отсутствие возможности показать свою мужскую силу, ловкость, сообразительность, реакцию. В обычной мирной жизни обычного человека эти навыки практически не нужны.

3. Кастрация – комбатант при переходе в мирную жизнь сдает оружие. А оружие для мужчины – его часть, психологическая составляющая силы, значимости.

4. Потеря значимости. На войне значимость каждого бойца в подразделении довольно высока. При возврате в мирную жизнь, комбатант может не найти себя, например, на месте младшего клерка какой-нибудь маленькой фирмы.

5. Потеря, отсутствие близости и контакта в его гештальт-смысле, которые часто возникают на войне между боевыми товарищами. Война – один из способов по-настоящему видеть души друг друга. Думаю, еще и поэтому так тяжело переживаются потери военных друзей.

6. Потеря власти – при других равных условиях, человек с оружием всегда значимей человека без оружия.

7. Изменение жизненных ценностей комбатанта и их несоответствие ценностям потребительского общества. Видевший смерть с трудом будет общаться с окружением, которое ценит материальные вещи превыше всего.

8. Потеря настоящих честных отношений, ощущения братства, плеча товарища и возврат в общество, где ценятся умения красиво и эффективно манипулировать людьми, где много формальных отношений, контакт как близость и человечность – часто отсутствуют.

9. Давление социального стандарта (много зарабатывать, делать карьеру) в условиях, когда комбатант живет прошлыми событиями и его ценности изменились.

10. Одиночество, которое резко сменяет постоянное пребывание «на людях», вместе и днем и ночью. 

11. Не возможность больше быть героем. Герой в мирной жизни – человек, который не попадает в психиатрическую клинику после повторяющихся годами идентичных друг другу ежедневных событий (будильник-работа-диван-телевизор-сон).

12. Переживание горя, потери боевых товарищей, особенно если это произошло на глазах комбатанта. А так же отсутствие навыка переживания горя, печали, безысходности и других чувств.

13. Лицезрение смертей, боли и страданий других людей, своих боевых товарищей, мирного населения. Неумение экологично обходится с чувствами жалости, сопереживания, с ощущением боли. В связи с этим появляется необходимость в «замораживании» чувств, как способе сохранить психическое здоровье.

14. Непонимание своего места в целом на войне, в своем подразделении, неумение быть или стать сильным и мужественным. 

15. Переживание чувства вины, за неверное, по мнению комбатанта, личное участие в боевых действиях. (Скорее всего переживание «вины выжившего» так же связано с оценкой и своих действий во время боевого инцидента).

16. Возникновение адреналиновой зависимости от получаемых эмоций, даже негативных. Особенно, если опасные ситуации были пройдены успешно.

17. Потеря чувства свободы. Как не сильна военная структура, но у участников военных действий намного больше свободы в рамках структуры, чем у стандартного офисного работника. Отсутствие графика, нестандартные ситуации, даже при наличии риска для жизни, намного интереснее, чем ежедневное заполнение одинаковых документов.

18. Необходимость убивать, отнимать жизнь. И необходимость подавления появляющихся вслед за этими действиями чувств ужаса, отвращения, слабости, страха. 

19. Сложные выборы, которые необходимо было делать во время боевых действий. Особенно это касается офицерского состава, где присутствует повышенная ответственность, а так же ситуаций выбора между спасением одной жизни или нескольких.

20. Тяжелые климатические и физические условия, после преодоления которых наступает естественный физиологический спад энергии и активности организма.

21. Резкий переход от одного ритма жизни к другому, что само по себе является стрессообразующим фактором.

22. Осознавание своей личностной слабости характера и неумение справляться со сложными эмоциями – страхом, бессилием, пр. 

23. Инфантилизм и неумение брать ответственность на себя, надежда на кого-нибудь кто спасет, поможет, выручит, объяснит, пр.

24. Романтизация войны и как следствие, неготовность к принятию реальности и реалий боевых событий.

25. Лень и наличие жизненной позиции «авось сойдет» и как следствие – неподготовленность физиологическая и моральная к условиям войны.

26. Глубокие переживания страха и ужаса, отсутствие личностных механизмов саморегуляции.

27. Непризнание собственного бессилия, невозможности повлиять и контролировать многие факторы, которые «делают» войну. Неумение выделять продуктивное из полученного во время боевых действий личностного опыта, который может дополнить структуру личности новыми гранями, навыками и умениями.  

28. Отсутствие навыка анализа собственного участия в событиях и преобразования этого в значимый и фундаментальный жизненный опыт.

29. Переживание экзистенциальной сути смерти: человек вроде бы понимает, что смертен, но глубокого признания факта конечности жизни нет. Отсюда возникает шоковое состояние от принятия жестокой реальности, в которой смерть все-таки материальна, а жизнь конечна.

30. Осознание индивидуальных жизненных проблем, «убогости» жизни, отсутствия целей и перспектив, которые актуализируются после перехода из военной жизни в мирную.

31. Отсутствие личного опыта и навыков преодоления сложных жизненных ситуаций.

32. Наличие в жизненной истории не экологично пережитых травм, которые усиливают степень проявления следующей травмы.

 

Елена Панкратова, психолог